Всеволод Моисеевич Блох о развитии детского футбола и общем состоянии отрасли в Санкт-Петербурге

В рамках нашей стратегии уделять больше внимания детскому футболу, начиная с 2015-го года, «Футболофф» публикует ряд материалов о проблемах и общих тенденциях развития данной отрасли. Сегодня мы представляем вашему вниманию интервью с одним из наиболее авторитетных специалистов в области детского футбола, старшим тренером СДЮСШОР «Зенит», подарившей любителям футбола не одну звезду российского и даже европейского масштаба, Всеволодом Моисеевичем Блохом.

Всеволод Моисеевич, добрый день. Спасибо большое, что смогли уделить внимание нашему сайту. Честно говоря, спросить хочется о многом, постараемся все же из общей структуры интервью не выпадать. Для начала уточним, какие вообще организации в городе тренируют детей?

Добрый день. Начать можно с того, что в Санкт-Петербурге все детские футбольные школы можно разделить на три типа в плане организационной структуры: бюджетные, районные и  частные. Из частных выделяется сейчас, конечно, Академия «Зенит», основным источником средств которой является профессиональный футбольный клуб «Зенит»; отчасти к этому типу можно соотнести ДЮСШ «Локомотив» — им помогает ОАО «РЖД» и администрация Петроградского района.

Примером бюджетных школ является СДЮСШОР «Зенит», которая финансируется Комитетом по спорту и молодежной политике. Есть школа «Коломяги», которая частично финансируется бюджетом города, частично Администрацией Приморского района, и — не знаю, правда, как сейчас, но раньше точно — двумя братьями Розенбергами, которые и являются владельцами ДЮСШ, изначально создававшейся как частная. Последний тип — районные школы — организованы следующим образом: этим школам разрешается бесплатно пользоваться инфраструктурой, стадионом. Администрации районов выплачивают тренеру зарплату, и при этом школы стараются привлекать дополнительные источники финансирования.

А что скажете о ШФМ «Невский фронт» и «АЗБУКЕ СПОРТА»?

«АЗБУКА СПОРТА» — это тоже частный коммерческий проект, в котором с родителями четко заключаются договоры, согласно которым они оплачивают абонементы. Из этих взносов оплачивается аренда помещений, зарплата тренеров и закупка необходимого инвентаря. Возможно, абонементы разнятся по цене в зависимости от филиала, но вся информация в организации открыто лежит на сайте. Суммы могут быть разными, чтобы вы понимали, по разным причинам. Например, аренда залов, допустим, стоит 3000 рублей в час — для группы в 15 человек это бремя ложится в одной пропорции на человека, а для группы в 5 человек — уже в другой. Или аренда в Приморском районе может стоить условно 3000 рублей в час, а в Купчино — 4000 рублей. Я беру условные цифры.

Когда Максим Аврамов в интервью «Футболову» рассказывал о Школе Х, конечно, для компетентных людей сразу стало понятно, что речь идет о ШФМ «Невский Фронт». Но мне тут сложно комментировать, не будучи внутри системы. И вообще отвечать за любую из школ по финансовым вопросам можно только тогда, когда четко знаешь распределение финансовых потоков.

ШФМ "Невский фронт"

ШФМ «Невский фронт»

К примеру, «Невский Фронт» получает от города финансирование, но при этом их президент г-н Алеханов является еще и депутатом и может привлечь дополнительные средства. Пусть дополнительно привлечено, к примеру, 3 миллиона рублей, у него 12 команд по разным возрастам (мужские, молодежные, детские подготовительные), ему надо на всех распределить по нуждам — кому-то деньги на поездку в лагерь, кого-то экипировать. И как это должно распределяться, только внутри клуба люди могут знать.

Хорошо, я по-другому сформулирую вопрос: вот я — молодой папаша, оцениваю ситуацию по городу, выбираю школу и вижу, что где-то везде бесплатные условия, а где-то нужно платить за то или иное. Понятное дело, что в одном случае честный тренер собирает деньги на правильные нужды, а в другом — школа может получить мячи по какой-нибудь субсидии, но родителям все равно предложат скинуться. Что можете посоветовать молодым родителям?

Я отработал достаточное время в школе «Локомотив», с 1999 по 2004 года. И зарплата детского тренера там составляла 2500 рублей при средней зарплате по стране 10000 — 12000 рублей в месяц. Кстати, перед тем как продолжить, в тот же период в «Локомотиве» работали Конеев, Шабаров, Димитропуло, Поляков, то есть специалисты, которые затем ушли на повышение. Вот описываю ситуацию: мне как тренеру, желающему создать боеспособный коллектив и команду, чтобы играть наравне с ведущими школами города, нужно выстраивать программу подготовки на целый год. Если поднимете статистику, то увидите, что мы обыгрывали и «Смену», и «Зенит», но всегда были третьими, так как теряли очки в матчах с другими командами. Естественно, на результат всегда влияет подбор игроков, кадры решают все, а у этих кадров есть родители — и мной на регулярном родительском собрании излагается программа на целый год подготовки: участие зимой в чемпионате города по мини-футболу, сбор перед сезоном, летом футбольный лагерь — вот тот минимум, о котором я просил. Иногда появлялись возможности поехать на представительный турнир для имиджа школы, это отдельно обсуждалось. Так вот, на этих собраниях я представлял родителям цифры расходов, из чего складывался бюджет. Каждый родитель должен четко понимать стоимость питания на одного ребенка, проживания, проезда, аренды полей, аренды бани, стирки формы и много еще чего. Много тонких моментов. Врач должен ехать с командой? Обязательно! А тренер должен сам за себя платить? Наверное, нет, это школа должна ему и проезд, и командировочные компенсировать. Но если школа не может, это опять на плечи родителей ложится. Далее поехали: из 20 человек 15 согласились, а 5 — нет. Что делать, если это 5 лидеров команды? Мне как тренеру приходилось объяснять и договариваться, чтобы где-то другие родители помогли.

Вот недавно три детские команды ДЮСШ «Звезда» ездили на сбор в Беларусь — расходы на каждого ребенка составили примерно 20 000 рублей; хорошо, что компания «Тревис и ВВК» помогла и предоставила автобус. И представим теперь среднестатистическую семью в Петербурге: средняя зарплата у нас в городе 20 000 — 30 000 рублей, на двоих считаем, получается 50 000 рублей — сразу становится очевидным, что подобные расходы на ребенка родители должны планировать заранее. Поэтому очень важно, чтобы тренер команды в школах все прозрачно и заблаговременно объяснял родительскому комитету. Ситуация эта очень тонкая, и прозрачные условия формирования бюджета — важная составляющая.

Тот самый автобус от компании "Тревис и ВВК"

Тот самый автобус от компании «Тревис и ВВК»

Могу привести один пример, когда мы приглашали одного тренера к нам работать, озвучили ему условия, на что получили ответ: «Извините, хоть у меня на текущем месте работы зарплата и меньше, но я набираю за счет поездок, турниров, сборов и соревнований — и в общей сумме больше выходит, чем в СДЮСШОР «Зенит».

И как обывателю это отследить?

Отследить это можно. Стоит тренеру один раз обмануть, и этот шлейф за ним потянется. У нас в городе достаточно таких тренеров, правда, и сами родители должны понимать, хотят ли они такое услышать о своем тренере или нет. В любом случае тренер и родительский комитет должны плотно общаться. Бывает такое: два тренера везут свои команды на один и тот же сбор с одинаковыми условиями проживания, питания и всего остального; но у одного это стоит 20000 рублей на человека, у второго — 30000 рублей. Как так можно?

До Вашего прихода мы успели немного устно пообщаться с Александром Юрьевичем Щагвиным. Он рассказал, что в структуре «Звезды» был один тренер, пытавшийся собирать дополнительные деньги с детей, который был сразу же уволен.

Раз такая ситуация была, значит, что люди в ДЮСШ «Звезда» ответственно подходят к работе, ценят свою профессию — надо отдать уважение школе, я считаю, что это правильно.

При этом я согласен и с другим примером. В школе «Коломяги» в младших возрастах есть две группы: платная и бесплатная. Понятно, что в бесплатной занимаются более сильные дети, а в платной — ребята с близлежащих районов, родители которых понимают, что дети не станут великими футболистами, но зачем им при этом возить куда-то в другой район города в бесплатную школу ребенка, если они могут здесь заплатить, но дать ему возможность заниматься рядом с домом. И, конечно, каждый родитель должен видеть, что с их ребенком занимаются, обучают, его экипировали и снабдили всем необходимым вне зависимости от того, платная или бесплатная группа.

Чем-то это похоже на систему образования в ВУЗах.

Да, есть аналогии. А если в платной группе ребенок начинает добиваться успеха, то родитель имеет возможность перевести его в бесплатную группу другой школы для дальнейшего развития. Доход с такой коммерческой группы может идти в фонд школы, который расходуется на всевозможные нужды (инвентарь, сборы и премиальные тренерам).

Кстати, примерно такая схема в упомянутой «АЗБУКЕ СПОРТА» — ребенку 4 года, и еще непонятно, какой вид спорта он выберет, поэтому его лучше привести в районную школу. Родитель смотрит, наблюдает, анализирует. Дальше по ситуации — либо в бесплатную школу, либо вовсе в секцию по другому виду спорта, если имеется такая предрасположенность.

Мы постепенно переходим к сложному вопросу взаимоотношений «родитель-тренер».

Ситуация эта очень скользкая и пограничная. Всегда она была, есть и будет. Все достаточно просто: в команде 20 футболистов, на поле изначально выходит 11 игроков, также есть список из 4-5 игроков, которые чаще всего выходят на замену. Соответственно, некоторые могут просто не выйти на футбольное поле. И есть родители, которые очень обижаются на тренера, когда их ребенок получает мало игрового времени или не получает его вовсе. Адекватный родитель при этом подойдет и спокойно спросит о причинах. Адекватный тренер также спокойно ответит и разъяснит: может, ребенок набирает форму, или после болезни, или пропустил тренировку — причину найдет. По остальному же… Я могу только из истории СДЮСШОР «Зенит» привести два примера: одному нашему тренеру два года назад в школе сломали челюсть — это один папочка подговорил своего друга и подловил нашего тренера; а после второго небезызвестного случая тренер Дмитрий Степанников в инвалидном кресле — ехал после матча домой, в троллейбусе на него напал мужчина и дважды ударил в спину, повредив спинной мозг. Нападавшего так и не нашли.

Степанников Дмитрий

Может, конечно, это и не связано с футболом, но у нас общее мнение именно такое — это один из неадекватных родителей после матча команды с «Московской заставой» таким образом выразил свое недовольство. Так что это достаточно опасная профессия.

Cтрашная трагедия приостановила карьеру талантливого тренера. 22 апреля 2012 год
Это ужасно.

А часто еще родители могут упрекать тренеров в несуществующих проблемах: например, приходит новенький мальчик, и родители начинают критиковать, что новенького ставят в состав, потому что тренеру заплачено за это. А только тренер может принимать решение, и поверьте, тренер себе не враг. Вот, к примеру, мне надо добиться результата: у меня есть 11 игроков основной команды, список тех, кто должен выйти на замену для каждого сценария на игру. Проигрывает команда — одни ребята выходят, идет ничья — другие, крупно выигрываем — выходят третьи. Родителям на трибунах не всегда понятны решения, но они тренеру понятны.

Я тогда переформулирую свой вопрос. Хочу поставить акцент именно на Ваши принципы работы. Я привел своего ребенка и предложил 5000 рублей за каждый выход его на поле. Согласитесь?

Нет.

Я — депутат района, где находится школа, или спонсор ДЮСШ, так окей?

Нет. У нас в СДЮСШОРе такого никогда не было. Я понимаю, что Вы намекаете на отрывок из интервью Аврамова, где он рассказывает про сына какого-то депутата. За всех ответить не могу, но у меня таких точно не было. В школе «Локомотив» было два-три родителя, которые помогали тренерам по зарплате. Да, так было. Но никогда они не говорили, что их сын должен играть, хоть обиды были.

Максим Аврамов: "В нашей команде по юношам играл такой футболист, отец которого был мэром одного пригорода Санкт-Петербурга"
Хорошо, представим, Ваш руководитель Евгений Наумович Шейнин вызывает и заявляет, если не поставите в состав условного Сидорова, то завтра будете уволены.

Просто могу сказать, что Евгений Наумович — умный человек, и никогда такого не скажет. Думаю, что никогда такого и не было. Да, он анализирует футболистов, как и все мы, и на педсоветах мы спорим по тем или иным моментам, но именно в споре рождается истина. А таких случаев, как Вы описали, быть не может.

Спасибо за этот небольшой блиц-опрос. Перейдем тогда к другому типу взаимоотношений «ребенок – тренер».

У меня в институте Лесгафта был любимый курс — это психология, и там достаточно часто об этом говорилось. На определенном этапе прослеживается связь «ребенок — родители — тренер», а уже к 12-13 годам при постоянном занятии она трансформируется в «ребенок — тренер — родители». Зачастую тренеры отдают всего себя ребенку, и его требования или рекомендации по тому же питанию или режиму здорового сна ребенок начинает воспринимать в более высоком приоритете, чем советы родителей. Приведу свой пример — мой первый и практически единственный детский тренер Пересыпкин Сергей Николаевич, ныне трудящийся в школе «Адмиралтеец», оказал огромное влияние на мою судьбу, привил любовь к этому виду спорта. Он был очень требовательным, но сильно запал мне в душу. Так вот, когда я встал перед выбором между высшим образованием и карьерой футболиста, то принял решение стать тренером во многом благодаря Сергею Николаевичу. Конечно, и в кругу семьи, прежде всего, мы обсудили этот вопрос. Мой отец, Царствие ему небесное, благословил на эти подвиги, но и Сергей Николаевич, которому я хочу передать только добрые слова, помог определиться с выбором.

Из школьных архивов

Из школьных архивов

И сейчас я очень благодарен этим двум людям: детскому тренеру и своему отцу. Кстати, из института я единственный, кому удалось найти себя в сфере футбола.

О роли тренера в детской команде.

В каждой команде собраны совершенно разные дети — это надо понимать — зачастую у них и разные желания в футболе, и, что самое главное, разные возможности. Приходят дети из разных слоев общества: кто-то из семьи с очень хорошим достатком, а кто-то живет с мамой-одиночкой и маленькими братиками-сестричками и, условно, каши на молоке не ест. Вот тут и важна роль тренера: если виден талант в ребенке, надо помочь ему раскрыться, да и просто воспитать из него личность.

Блох 111

Не все дети станут профессиональными футболистами, но одна из главных задач тренера — воспитать новое поколение, здоровое и умное поколение людей. Подходы и инструменты могут быть разными, порой ребенку достаточно выдать футболку именную с эмблемой его команды, так он будет носить ее в своей общеобразовательной школе везде и гордиться ею, а если это рюкзак или костюм? А если еще и вывезли этого ребенка на какой-нибудь турнир. Это все останется в душе детей и даст свои плоды.

Александр Ким: "Однажды в моей жизни произошло знаменательнейшее событие, которое имело очень яркий след в дальнейшем. В конце 2000-го года в наш маленький г. Тихвин поступило предложение принять участние в футбольном турнире от французского города-побратима Hérouville Saint-Clair"
Недавно в сети было видео, в котором тренер лупит по ногам малыша, получившее широкий общественный резонанс (ссылка на видео).

Да, я видел этот ролик. Причем, похоже было, что мама ребенка еще и оправдывала тренера.

А вы знаете, раньше как было, подходит родитель с дитенком и говорит: «Вы с моим, пожалуйста, построже!». Представьте себе сейчас, что тренер шлепнет ребенка по просьбе его же родителей, как на это отреагирует другая мамочка? Конечно, напишет письмо в соответствующие комитеты. Но и сам тренер должен обязательно понимать, что он не имеет права этого делать. Тренер должен научить ребенка словами, нужными упражнениями, собственным примером достучаться до ребенка. В том ролике, может, так и было: мамочка самого ребенка приветствовала такой подход, а другая мамочка сняла и выложила на видео — и получился такой резонанс. Но еще раз подчеркну — в любом случае это не оправдывает тренера — нельзя вообще ребенка трогать, нельзя!

Спасибо. А как Вы оцениваете в целом уровень инфраструктуры в городе для занятия футболом?

Давайте начнем так: город развивается, это факт. Какими темпами — надо проводить анализ. Но точно можно сказать, 10 лет назад было лишь одно синтетическое поле на стадионе «Локомотив» самого первого поколения. Сейчас поля лучшего качества имеются у каждой футбольной школы города, играющей в детско-юношеском первенстве, а их порядка 40. Безусловно, не все имеют их в собственности, но это явный прогресс. Теперь посмотрим на соседнюю Финляндию. У нас в городе всего два крытых манежа, у них на порядок выше. Сейчас цифры не назову, но по их стандартам на одном только Васильевском острове у нас должно было бы быть 3-4 крытых манежей стандартных размеров. У нас в городе 5 месяцев идет зима, только в оставшееся время команды могут работать в хороших условиях.

Для наглядности возьмем пример, допустим, школы «Звезда» на Наличной. Выпал снег, что делать? Тренер заранее ищет площадку, находит в аренду обычный школьный зал 24х12 метров, к нему приходит 20 человек, ему приходится поломать голову в выстраивании занятия — и так пять месяцев. Затем этот ребенок весной выходит на большое поле, и его одолевает страх (*смеется): как добежать-то от ворот до ворот.

Стадион зима

Неожиданно в Санкт-Петербурге вновь наступила зима

Для принятия официальных соревнований у нас в городе есть основная арена «Петровского» и малая. Даже если вдруг сейчас появится новая профессиональная команда, ей просто играть будет негде — а это уже должно быть стыдно городским властям.

Далее вытекает второй проблемный вопрос: кто работает на этих полях. Тренеры, которые получили профильное образование в институтах Лесгафта или Герцена, приехавшие из регионов с соответствующими образованиями. Но мир ведь не стоит на месте. И кто из них может получить переподготовку? Да, все могут раз в три года прийти к Марку Абрамовичу Рубину и получить изменения в методиках. Но сейчас речь о масштабной переподготовке. Как, например, ФК «Зенит», который отправляет своих тренеров на стажировки в Челси или Барселону. Однажды в 2005-м году я тоже попал в программу «100 лучших тренеров» и поехал на стажировку в Голландию. Увиденный там уровень поразил: каждая команда занимается на своем поле, на нем всегда не менее 30 мячей, с каждым тренером работает помощник, который заранее выставляет все фишки и прочий инвентарь; тренер перед тренировкой собирает команду и по полочкам раскладывает им весь план тренировки, цели и задачи. Никаких мелочей. Постоянно идет процесс тренировки, дается упражнение, чуть что не получается — свисток, объяснения.

Хорошо, спасибо. давайте перейдем к наиболее острому, наверное, вопросу. Расскажите о взаимодействии ФК «Зенит» с детскими школами.

Спортивный директор ФК «Зенит» Хенк Ван Стее говорит, что в футбольный клуб можно попасть только через Академию «Зенит». И нас это, мягко говоря, удивляет. Этими словами он пытается доказать своему руководству, что в его школе лучшие тренеры, лучшая подготовка. Но если взять статистику, то можно увидеть, кто играет на высшем уровне.

Е.Н. Шейнин: "Складывается ощущение, что в молодежный состав ФК «Зенит» могут взять футболиста из любой школы России, только не из СДЮСШОР «Зенит». Причина здесь явно не спортивная."
Если можно, по фамилиям подробнее?

Пожалуйста, последняя фамилия — Рамиль Шейдаев, далее — Сергей Петров (ФК «Краснодар»), Максим Канунников («Рубин), Евгений Башкиров («Томь»), Алексей Ионов («Динамо»), Миша Кержаков («Анжи»), Саша Кержаков («Зенит»), Роман Воробьев («Газовик»), Андрей Васильев («Арсенал» Тула). Это сейчас только те, кто на виду. На последнем чемпионате мира в составе сборной страны было три воспитанника СДЮСШОР «Зенит», такого представительства не было ни у одной школы России, включая московских. Сейчас мальчик 1997-го года рождения Сергей Иванов уже тренируется с основой, а его не было в списке Хенка. По нему и Шейдаеву определенные люди дошли до Митрофанова и доказали, что эти ребята способны играть в клубе. Я согласен, что в Академии есть хорошие тренеры и игроки, но лимитировать попадание в клуб ФК «Зенит» игроков только из Академии — этот факт вызывает негодование. Тезис очень простой: этот человек приехал и все разваливает, причем делает это очень качественно. Посмотрите на результаты молодежной команды «Зенит» (11-е место после 24 туров – прим. Ред.)

Там играют только воспитанники Академии?

Да, практически. Кстати, хочу сказать, что в «Зените-2» несколько иная ситуация: там работают великолепные тренеры Радимов и Конеев, которые не все требования Хенка принимают. У них свой взгляд на команду и футбол. Вот Карпов играет у них, а он с «Московской заставы» и уже является игроком молодежной сборной. Я могу назвать много и других фамилий. В последний раз молодежная команда «Зенит» становилась чемпионом под руководством Анатолия Давыдова, и в команде были представлены ребята с двух школ. Порой даже в составе выходило 9 воспитанников СДЮСШОРа и 2 от Смены. Бывал и другой процент, но факт в том, что в сильнейшем соперничестве друг с другом ребята росли. Почему у Хенка игроки могут попадать в команду, а воспитанники «Московской заставы», «Локомотива», «Коломяг», СДЮСШОР «Зенит» — никогда? Вот и получается, ребята выпускаются, а играть им негде, и им приходится уезжать и искать счастья в других командах. Кто-то потом возвращается, даже сейчас в ФК «Звезда» есть игроки с опытом первой и второй лиги.

Могу ли я констатировать факт явного конфликта интересов СДЮСШОРа и Академии?

Да.

И как же Вы видите дальнейшее развитие событий?

Прежде всего, вышеназванный человек должен уехать. На его место, надеюсь, поставят адекватного специалиста, того же Владимира Александровича Казаченка, Василия Александровича Костровского, Сергея Владимировича Гордеева, которые будут ратовать за питерский футбол. Систему подготовки я вижу так: мальчик занимается в своей школе, не хочет переходить в СДЮСШОР или Академию, заставлять не надо, но на выпуске нужно уже отслеживать все школы, селекционной службе надо ходить и просматривать таланты по всему городу. Нужны открытые тренировки, организация сборной команды.

Хорошо, вот игроки выросли, их взяли в «Зенит», но там-то в основе играют ребята по 40 миллионов.
Блох и Брус

Всеволод Моисеевич Блох является спортивным директором ФК «Звезда». На сцене с Ильей Брусникиным

Согласен. Юношам 17-18 лет надо обязательно отыграть в низших дивизионах, в командах с нормальными условиями. Поэтому нужны такие бизнесмены, которые могли бы организовать клубы Второго дивизиона. Поэтому есть надежда, что Вадим Дмитриевич Еперин все-таки хочет такую команду создать. Сейчас идет постепенная работа, поживем — увидим. Таких людей как В.Д. Еперин хотелось бы в нашем городе видеть больше. В Англии 14 дивизионов, если не больше, из которых два профессиональных, остальные любительские. У нас в пятимиллионном городе есть один «Зенит», «Зенит-2» и влачащее жалкое существование «Динамо». Про целый ряд клубов-однодневок даже вспоминать не стоит.

Подходя к концу нашего интервью, хотелось бы узнать Ваше мнение об агентской деятельности.

Я считаю, что все эти проблемы с агентами создаются самими юношами и их родителями. На мой взгляд, есть два типа агентов. Первые сразу предлагают деньги и подписывают договор, в котором мелкими строчками указаны чудовищные отступные, причем написано может быть все что угодно — я сам подобные контракты видел. Но игрок и родители, получив денюжку от агента, уже и не читают контракт. Особенно если им на уши наплели разные фамилии клиентов этого агента, все — розовые очки надеты. Второй тип работы с агентами — это когда действительно специалист помогает парню устроиться в футбольный клуб, организовывает просмотры, и только после подписания контракта начинаются материальные обязательства. До этого может быть безвозмездное соглашение.

О высоких зарплатах.

Тут сложно сказать. Наверное, лимит должен быть. Футбольный клуб «Зенит» размер зарплат определяет сам, несколько лет назад людям платили по 100 000 рублей. Информация у меня, возможно, устаревшая, но вот по ребятам 1990-91 г.р. посмотрите статистику, кто из них где заиграл потом. Мне кажется, выпускникам школы надо платить небольшую зарплату, допустим, 10 000 — 15 000 рублей, затем уже после первого круга тренер видит, кто сколько забил, кто сколько отдал или пропустил, а кто сидел в носу ковырял — идет пересмотр. Лидеру уже 25 000 рублей. Я сейчас утрирую по цифрам, но стратегия понятна. Есть бюджет — условный миллион рублей, и его можно гибко распределить, чтобы мотивировать молодых футболистов к развитию.

Спасибо большое!
[Всего голосов: 36    Средний: 1.9/5]
Читать дальше...